Сохранение в семье: голосование в Таджикистане защищает правящий клан

Изменения, принятые на недавнем референдуме о внесении поправок в конституцию Таджикистана, позволяют президенту Эмомали Рахмону баллотироваться на пост бесконечное количество раз и прокладывают путь к тому, чтобы его семья взяла бразды правления в свои руки. Президент-ветеран умеет защищать свой режим и держать в страхе своих могущественных соседей.

Референдум в Таджикистане, прошедший 22 мая, включал около сорока поправок, но только две из них были значительными. Оба затронули статью 65, которая описывает протокол общенациональных президентских выборов. Первая из новых поправок позволяет лидеру претендовать на переизбрание неограниченное количество раз, вторая снижает возраст допущения кандидатов с тридцати пяти до тридцати лет. Это даст 29-летнему сыну президента Рустаму Эмомали раннюю возможность баллотироваться на пост президента в 2020 году, если его отец решит уйти в отставку.

Центральная избирательная комиссия Таджикистана сообщила, что почти 95 процентов избирателей поддержали изменения при явке 92 процента (3,8 миллиона избирателей).

Казалось бы, это делает безопасность клана Рахмона непроницаемой, но на случай провала плана А есть еще одна подстраховка: в начале 2016 года Озода Рахмон, дочь президента, была назначена главой его администрации.

Рахмон — бывший председатель колхоза, до этого служивший подводником Тихоокеанского флота СССР — руководит Таджикистаном с 1992 года, когда был свергнут бывший президент Рахмон Набиев, и он был назначен на место Набиева с согласия Москвы и Ташкента. . Найти нового таджикского лидера было поручено доверенному лицу Главного разведывательного управления Вооруженных сил России полковнику Владимиру Квачкову, отбывшему срок за покушение на убийство российского политика Анатолия Чубайса. В интервью за несколько лет до покушения полковник очень подробно рассказал, как известный таджикский преступник познакомил его с Рахмоном, умным полевым командиром прокоммунистического Таджикского национального фронта.

В целом изменения в таджикском режиме еще больше приближают нацию к той структуре власти, которая слишком хорошо знакома жителям Средней Азии, — полуфеодализму.

В целях консолидации нации Рахмон на протяжении многих лет насаждает созидательный миф о национальной катастрофе, которую враги таджиков (т.н. исламо-демократы), видимо, учинили против таджикского народа во время середине 1990-х годов, и которому был положен конец только после того, как он выступил посредником в заключении мирного договора в Москве в 1997 году.

В легенду можно было бы поверить, если бы не несколько неудобных свидетелей и выживших тех драматических событий. Среди них лидеры таджикской оппозиции, некоторые из которых отбывают в тюрьме уже второй десяток лет, а также приближенные президента. Ответственными за прекращение гражданской войны в Таджикистане, унесшей 100 000 жизней, были российские и иранские дипломаты, а также президент Узбекистана Ислам Каримов.

Рахмону удалось отказаться от всех гарантий, которые он давал оппозиции в ходе мирного процесса. Он подавил все инакомыслие и предотвратил все попытки государственного переворота, задуманные его бывшими соратниками. Он успешно избежал убийства, выдержал враждебность могущественных соседей и одержал победу над своим великим соперником, афганским военачальником Ахмад Шах Масудом. Он заставил россиян покинуть таджикско-афганскую границу, и с тех пор трансграничная торговля наркотиками принесла значительный приток денег в теневую экономику республики. Рахмону удалось сдержать усилия Москвы по вступлению Таджикистана в Евразийский экономический союз. Между тем, более 1 миллиона таджиков, почти каждый четвертый, вынуждены содержать свои семьи, находя работу в России или Казахстане.

При Рахмоне таджикский язык был классифицирован как член индоарийской языковой семьи, а таджикский народ — как арийцы, и, что еще более тревожно, Рахмон постановил, что единственными гражданами, которым разрешено проводить с ним аудиенцию, являются те, кто четко определил арийское Особенности.

После референдума было бы естественно ожидать роста национального интереса к его старшему сыну Рустаму. Однако это любопытство будет трудно удовлетворить, поскольку, несмотря на то, что отец назначил его главой антикоррупционного агентства и службы финансовой разведки, бывший нападающий популярного футбольного клуба «Истиклол» никогда не давал публичных интервью.

Референдум также изменил юридическое звание Рахмона на простое «Основатель мира и национального единства — Лидер нации». Президент определенно знает, как защитить свой режим, заручившись поддержкой Китая, Запада и России. В этом плане ему действительно нет равных. Трудно отказать «Его превосходительству» — так к нему обязаны обращаться таджики, — когда он просит пожизненно служить таджикскому народу и даже принуждает к тому же делу всю свою семью. Пока таджики его пускают.

Источник : Carnegie

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.